Сын донецкого полка. История подростка-разведчика из ДНР

АиФ.ru рассказывает историю жителя Иловайска Сергея, который вместе с дедом пришел воевать за родной город, служил в разведке, и все это — в 12 лет.

История «сына полка» Сергея Шимонаева началась в 2014 году, когда в Иловайск вошли украинские военные. Тогда на блок-пост совсем еще молодого ополчения ДНР пришли двое: крепкого телосложения мужчина лет пятидесяти пяти и невзрачного вида мальчуган. Мужчина рассказал, что они с внуком ушли из Иловайска, потому что не хотели жить «под украинской армией». Из города они не просто ушли: после захвата их домов осознанно пошли воевать против ВСУ. Прямо на блок-посту мужчина попросил зачислить себя в подразделение. А вот внука — отправить к родственникам в Макеевку. 

На линии огня. Как живут люди на «Дороге смерти» в Донбассе

Тут — внезапно для самого деда — парень уперся. Наотрез отказался уезжать в Макеевку и тоже потребовал зачислить себя в подразделение. Уговаривали и дед, и военные, но не помогало ничего. Сергей требовал сделать его солдатом: «Куда дед, туда и я». В конце концов бойцы поняли, что переубедить парня невозможно. Если прогонят — неизвестно, куда пойдет и что может случиться. Поэтому пошли на хитрость: в ополчение зачислили обоих. Так Сергей стал бойцом Вооруженных сил ДНР. Ему тогда было 12 лет. 

Конечно, отправлять подростка на передовую никто и не планировал. Хитрость военных заключалась в том, что если варианта «не принять» в свои ряды подростка нет, то надо сделать так, чтобы он был как можно дальше от реальной опасности. Сергея отправили проходить курс молодого бойца. Там обучали обращению с оружием, уставу, службе. Специально для него пошили сапоги и форму маленького размера. Вместе с формой выдали и прозвище: Снайпер. Не потому, что готовили его к такой роли, а потому, что во время обучения он все старался улучить возможность пострелять из снайперской винтовки. 

После обучения Сергея «определили» на блок-пост в тылу, подальше от передовой. Там он помогал бойцам, которые проверяли документы у водителей. Но работало это недолго. Парень не оставил мысли воевать. Тем более что на передовой было жарко, шли жестокие бои, а там был дед. «На фронт» просился неоднократно, уговаривал командира разведгруппы (офицер с позывным «Купол») взять его с собой. 

«Война полным ходом». Бойцы ДНР о том, как Киев соблюдает перемирие

— Приходил и говорил: товарищ командир, я не хочу здесь больше находиться, возьмите меня с собой в разведку, — вспоминает Купол. — Ему отказывали: мол, ты сам не понимаешь, куда лезешь, там очень опасно, могут убить, а можно и на растяжке подорваться. Даже не упрашивай, не могу я тебя взять.

Все изменило сообщение с передовой. Подразделение, в котором служил дед, было направлено на помощь окруженной группе бойцов. Но по дороге попало в засаду. Новость о том, что дед, с которым были так близки, погиб, и взрослого может подкосить. Бойца Шимонаева не подкосила. Разве что, по словам сослуживцев, он теперь гораздо меньше улыбается, стал задумчивым и замкнутым. И через какое-то время опять пришел к Куполу. 

«Я больше здесь не останусь, хочу за дедушку мстить. Откажете — пойду к другим, но буду воевать». После обучения парня записали в разведгруппу. 

Иловайск на тот момент наполовину контролировался ополчением. Ситуация постоянно менялась. Прилегающие населенные пункты переходили из рук в руки. Была полная неразбериха: где свои, где подразделения ВСУ, неясно, что происходит в городе, какими силами располагает противник. Мобильная связь глушилась, раций катастрофически не хватало. Разведданные доставляли «старым проверенным способом»: с гонцом.

Первым рейдом, в который взяли парня, была вылазка в село Покровка. Задача: пробраться на окраину села, посчитать технику и вернуться незамеченными. Вышли ночью налегке, почти без оружия. От конца лесопосадки до начала села — около 500 метров открытой местности. Их проползли. Уже забравшись в кустарник у самого села, увидели двух часовых, охранявших военную технику. Тут чуть не сказался подростковый характер. Автомат Сергей с собой не брал, но вспоминает, что рука машинально схватилась за гранату. Пришлось прямо в кустах объяснять, что боец в первую очередь должен выполнить боевую задачу. А нервы нужно оставить «на потом». Сергей получил тогда один из главных уроков для разведчика. И сделал все правильно: он сдержался, группа выполнила задание и благополучно вернулась в свое расположение. Наука срабатывала: группа работала эффективно. За несколько выходов почти не было потерь, работали без шума. 

А потом кольцо вокруг украинских войск в Иловайске замкнулось. По просьбе Москвы вооруженные силы ДНР предложили украинским частям покинуть город во избежание лишнего кровопролития. Условие было одно: выходить без оружия и боевой техники. Сами солдаты и офицеры были согласны. Не соглашалось украинское командование. Киев и командование на местах то отрицали сам факт окружения, то обещали деблокировать части с помощью мощного прорыва. Бойцы вспоминают, что прорыва не дождались ни они, ни окруженные украинцы. Блокированным частям сдаваться запретили, это стоило жизни простым солдатам. 

Перед штурмом города разведчикам была поставлена задача исследовать промзону. Сергей тогда сам настоял, чтобы ему разрешили туда отправиться одному и «в гражданке». У танков и стоянки бензовозов с топливом его остановили постовые ВСУ. 

«Сейчас добровольцам тут делать нечего». Первые ополченцы о ситуации в ДНР

— Що тут робишь?

— Слава Украине, — ответил Сергей. 

— Героям слава, молодец, хлопец. 

Предложили даже сесть за пулемет и поцелиться в «сепаров». Когда он потом рассказывал об этом в штабе, ему не могли поверить. Задача опять была выполнена: количество техники, огневые точки были выявлены. За этот выход подросток был награжден медалью. 

Служба в разведке остановилась, когда Сергей получил осколочное ранение руки: во время обстрела мина угодила в окоп. Родной Иловайск освобождали уже без него. Бойцы таки смогли «отодвинуть» парня от самой опасной работы. В город вернулись мама и бабушка Сергея, он становился главным в семье. Командир дал новый приказ: вернуться в восстановленную школу и хорошо учиться. 

Сейчас Сергею 15, он оканчивает школу. Что будет делать дальше, знает точно уже несколько лет. Войдет в военное училище. А с однополчанами встречается постоянно. И обязательно — 29 августа, в день освобождения родного Иловайска, за который погиб дед.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Comments links could be nofollow free.