«Она сама еще ребенок». Как челябинка стала мамой пятерых в 20 лет

Ксения Матвеева 9 лет назад оказалась в ситуации, которой не пожелаешь и врагу. У нее умерла мама, оставив троих маленьких детей. Младшей девочке было 2,5 года. Ксении тогда было 20, у нее было двое своих детей. И она усыновила брата и сестер.

Пять лет назад Ксения решилась на переезд из разваливающегося барака в забытом богом селе в Челябинск. С тех пор семья ютится на съемных квартирах.

«Ксюша же еще сама ребенок, — откровенничает знакомая Матвеевых, Любовь Шахова. — А 9 лет назад, когда ей 20 было, так вообще девчонка была! Я совершенно искренне считаю ее настоящей героиней, героиней нашего времени. Она не сдала малышню по детдомам, а тянет, растит, старается, одна, без чьей-то помощи».

Трудное счастье. Мама тройни о том, как не сойти с ума

Переезд из умирающего села

Ксения понимает, что в жизни ей полагаться не на кого. Уход, воспитание, питание детей лежат только на ней. Бывает трудно, невыносимо. Ночью, когда все спят, 29-летняя мама пятерых детей тихо плачет в подушку. А утром нужно выглядеть хорошо. Дети заметят слабость, усталость, и авторитет придется завоевывать вновь.

Ксения Матвеева не держит зла ни на знакомых, ни на чиновников, которые тогда, в самые страшные дни, когда нужно было собирать крохи на похороны матери, посоветовали сдать брата и сестер на воспитание в детдом. Со всех сторон она слышала пожелания устраивать свою личную жизнь, растить своих маленьких дочек, а брата и сестер отдать на воспитание государству. Ни разу, вспоминает девушка, у нее не было мысли об этом. Она только плакала и думала, на какие средства будет тянуть пятерых.

Село, в котором жили Матвеевы, на глазах «тает». Ксения говорит, там остались лишь старики и спившаяся молодежь. Все, кто мог, уехали в город. Ее барак на трех хозяев рушится, стены плесневеют, потолки осыпаются. Ремонтировать некому и не на что. Пять лет назад она приняла решение переезжать в Челябинск.

«Младшие были в лагере, — вспоминает девушка. — Я собирала вещи и искала съемную квартиру, где будем жить. Дети росли, за ними нужен был присмотр, я боялась, что они попадут в плохие компании. Нашла жилье, забрала их из лагеря и перевезла вещи».

Девушка, оказавшаяся матерью пятерых, после школы нигде не училась. Жили на пенсию по потере кормильца. Когда была возможность, Ксения устраивалась на небольшие подработки. Это было невыносимо: смена длилась 12 часов, а все мысли были только дома. Поели ли? Закрыли окна? Оделись тепло? Где сейчас находятся и что делают? Устав рвать сердце на части, Матвеева уволилась.

Каждый год — новая квартира

Так получилось, что практически ежегодно семье приходится переезжать с квартиры на квартиру. То хозяева решат продавать жилплощадь, то найдут более состоятельных жильцов. Ксения привыкла к трудностям. Переживает только, что мебель, которую собрали-разобрали уже 5 раз, портится на глазах.

«Трудно сейчас, потому что они подрастают — растут и потребности, — откровенничает девушка. — Каждого нужно не просто одеть во что-то, а в приличные вещи. Они же в школе видят, как одеты другие дети, приходят, просят то кроссовки, то новую куртку. А где взять деньги? Я стараюсь обеспечивать, но не всегда получается».

Нервы сдают. На рассказе о том, что она не может купить Ангелине уже четвертый год мобильный телефон, Ксения рыдает. Ей больно и обидно, что, несмотря на все старания, дети вынуждены стесняться ровесников. Нет возможности носить модные вещи. У них нет дорогих гаджетов. Да и дешевые не у всех.

«А дети-то все хорошие»

Несмотря на все сложности с деньгами, Ксения развивает своих детей. Старший брат, Влад, ему 2 июня исполнилось 18, — спортсмен. Он учится в колледже физкультуры. Ксения считает Владислава своим главным помощником, видит, что девочки смотрят ему в рот, прислушиваются к советам, безоговорочно слушаются. Влад — единственный, кто зовет ее по имени. Сестры, которые были удочерены Ксенией в возрасте 2 и 3 года, конечно, зовут и считают ее своей мамой.

«Дети уже в пол проваливаются». Как выживают в аварийном доме в Прикамье

Пятнадцатилетняя Кристина, старшая дочь Ксении, окончила 9 класс. Девочка занимается волейболом и танцами, усиленно готовится к госэкзаменам в школе. Она будет поступать учиться на повара.

Марина, когда Матвеевы переехали в Челябинск, пошла в первый хореографический класс. Утонченную и талантливую девочку педагоги сразу отметили. Ксения покупает ей одежду для занятий и всячески приветствует развитие 13-летней дочери. Марина уже выступает на городских праздничных мероприятиях.

Двенадцатилетняя Ангелина — отличница. Обожает рисовать.

Вика в свои 11 очень любит собак и знает все породы. А еще все они безоговорочно слушаются Ксению, убирают квартиру, готовят еду и моют посуду.

Сегодня в гости к Матвеевым пришла Любовь Шахова. Женщина познакомилась с семьей 5 лет назад и с тех пор помогает, как может.

«А дети-то все хорошие у Ксюши, — рассуждает Любовь. — Не избалованные, порядочные. Ведь видно их. Помогают, не грубят, Владик так в свои 17 какой молодец. Тренировки тренировками, а если бы еще питание было соответствующее, с витаминами и питательными веществами, он бы достиг больших успехов».

Главное — жилье

Шахова говорит, знает все беды и проблемы Ксении. Дело в том, что львиная доля дохода уходит на оплату аренды жилья. Ксения получает от государства по 7550 рублей за каждого из троих усыновленных. Ее доход складывается из пособий и заработка в такси, куда она выходит в свободную минуту.

От каких налогов освободят многодетные семьи?

«А расходы у них какие, нам, не привыкшим к многодетным тратам, и не понять, — откровенничает женщина. — Вот с утра купили две грохотки яиц. Они сели только позавтракать — уже нет одной, каждому по два сварили да в шарлотку несколько положили. А дети все подростки, постоянно хотят есть, молока банку трехлитровую купит Ксюшка — все по паре стаканов, и нет больше ничего».

Любовь Шахова — для Ксении один из подарков судьбы. Матвеевы были зарегистрированы по месту пребывания в одной из квартир, которую снимали. Когда ее продали, всю семью сняли и учета. Нет прописки — нет пособий. Ксения, рыдая, позвонила Шаховой посоветоваться. Она даже не предполагала, что женщина решит прописать всех шестерых у себя в доме! «У меня дом на трех хозяев, — рассказывает Любовь. — Мне соседи говорят, как не боишься ты прописывать у себя, а если они к тебе жить вшестером придут? Я говорю, и пусть придут, мне так спокойнее будет, я переживаю за них, давно ж родными стали».

Более опытная Шахова помогает многодетной семье бороться за свои права. Именно бороться, потому что женщина считает издевательством отношение некоторых чиновников к многодетным. Она помогла Ксении составить запросы в инстанции, чтобы знать, на какие льготы и пособия имеет право семья. Любовь возмущена: все ответы пришли одинаковые, как под копирку. «Положено такое-то пособие, столько-то раз в театр можно детей сводить, — рассказывает Шахова. — А как на эти деньги жить, почему же не рассказать? Кое-как мы вырвали информацию, как им можно получить жилье, и то, пока только на словах, документы собирать выдали список огромный. Речь пока идет о предоставлении квартиры по договору социального найма. Но им-то нужно не временное жилье, а постоянное».

«Ма-ма, — кричит Ангелина. — Марина один мой кроссовок надела, а другой свой! Мне ее мал, он же 36 размера». Ксения улыбается: она давно привыкла покупать одинаковые вещи для своих детей. Купишь одной — все просят. В съемной квартире Матвеевых не богато, но чисто. Нет ощущения нищеты и убогости. И в этом тоже заслуга Ксении: при нехватке денег, необходимости оплачивать автомобиль для работы в такси и больших расходах на детей, ей удается покупать недорогие, но красивые вещи и мебель.

«Они все вырастут, и у нас будет такая большая семья», — мечтает о будущем Ксения.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Comments links could be nofollow free.