Лев сожрёт твоё сердце. Как обозреватель «АиФ» работал рейнджером в Африке

Георгий Зотов научился искать воду в саванне по поведению буйволов и знает момент, когда у леопарда можно «стянуть» остатки антилопы.

— Тут нет безопасных существ. Даже самец антилопы куду в случае опасности поднимет тебя на рога. Слон милый только в зоопарке, едва подойдёшь к нему вплотную, ударит ногой, а затем по тебе пройдётся всё стадо. Ну и учти, мы находимся в зоне охоты хищников. Когда лев голоден, ты его ничем не остановишь. Обычно они разрывают жертве грудь и жрут сердце. Нравится у нас? Это только начало. 

Африка в миниатюре. Как проходит охота в Камеруне

Я отлично понимал, что рейнджер Джонсон Рэду из национального парка Ботсваны (государство на юге Африки) Чобе просто «стебет» новичка. Но после таких слов как-то вот захотелось домой в Москву, где нет проголодавшихся львов и озверевших антилоп. Главные правила мне озвучили сразу — ни в коем случае нельзя выходить из машины во время езды по парку, всегда разговаривать при виде животных шёпотом, а во время ночевки в саванне запрещено покидать палатку. 

«Захочется в туалет, слышишь снаружи странные звуки — терпи. Когда тихо — выходи, но свети перед собой фонариком. Увидишь крупное животное, скажем, леопарда — луч света на него, и отступай назад, стоя к зверю лицом. Основное — не оборачивайся, и не беги, иначе прыгнет тебе на спину. Смотри в глаза — и он отступит». Честно говоря, эта речь показалась мне слабым утешением. У рейнджера есть два ружья — одно стандартное (с глушителем, чтобы звук выстрела не испугал зверей), другое — заряженное дротиками со снотворным. Мне оружия не выдали — первоначально патрулирующих Чобе новичков не вооружают пару месяцев: чтобы они привыкли к животным, а не хватались за винтовку, увидев в метре от себя крокодила. 

«В страхе у человека первая реакция — выстрелить, — улыбается рейнджер Джонсон. — Даже если зверюга не представляет опасности, а просто предупреждает рычанием или фырчанием, что ты ему не нравишься — не подходи ближе! Извини, никакого ружья».

Ужин с рабами, бегство от бандитов. Как россиянин в одиночку пересек Сахару

Не дышите у коровы

Чобе — не самый большой, но старейший национальный парк Ботсваны: он основан в 1967 году. Территория — 12 300 квадратных километров, и тут живёт огромнейшая популяция диких слонов — аж 80 000 (!) особей. Их реально некуда девать — Ботсвана недавно подарила 500 слонов Анголе (к сожалению, некоторые животные вскоре подорвались на противопехотных минах), и 500 — Мозамбику. Африканские гиганты с хоботами, в отличие от азиатских, не приручаются, и это подводит европейских туристов, привыкших к общению с милыми слоникам в Таиланде. В прошлом месяце в Замбии, недалеко от водопада Виктория, семейная пара из Германии решила сделать селфи на фоне дикого слона. Подошла поближе. Как результат — жене удалось убежать, муж с многочисленными переломами в больнице. Я сам был свидетелем, когда мы в Чобе наткнулись на стадо слонов — «мужики» быстро спрятали «малышню», загородив слонят могучими телами. После чего к машине подошёл самец, расправил уши (словно крылья), и издал весьма угрожающее фырчание. Разумеется, мы тут же развернулись и уехали.

Удивительно, но самый опасный зверь в саванне — не слон, не лев, и не леопард, а… дикий буйвол. Да-да. Привыкнув к буйволам в Индии и Таиланде, думаешь — Господи, да что может это ленивое безобидное существо, целыми днями лежащее в воде, это ж почти корова. Ничего подобного. Мы случайно въехали в стадо идущих на водопой буйволов, и рейнджер застыл, приложив палец к губам. На его лбу выступили капли пота. Мы сидели молча, пока животные не спустились к реке: лишь потом Джонсон выдохнул и поцеловал нательный крест. Буйвол очень плохо видит — но, как говорится, при таком весе и мощи это уже не его проблемы. За одну особь, если на неё нападают, «вписывается» всё стадо, именно поэтому львы редко охотятся на африканских быков — затопчут, задавят массой запросто. Раненый буйвол, в отличие от хищника, никуда не убежит — он пойдёт прямо на охотника, даже вконец истекая кровью, и будет преследовать обидчика, пока не убьёт или сам не погибнет. В общем, при появлении недовольного буйвола лучше не дышать, «прикинуться ветошью и не отсвечивать». 

Аналогично, не следует приближаться к добродушным с виду увальням-бегемотам. В воде они плывут на большой скорости, оставляя за собой пенный след, словно катер, довольно агрессивны и запросто перекусят чужака пополам, заметив хоть какую-то угрозу. Вообще поразительно — основная опасность, в отличие от наших российских лесов, в Африке исходит именно от травоядных животных. «Мясоеды» в виде львов и леопардов с гепардами угрожают человеку, если только совсем обезумели от долгого голода.

Смерть от туалетной бумаги

— Обязательно следует убирать за собой мусор, — сурово инструктирует Джонсон. — Никаких пластиковых пакетов, бутылок от воды и даже туалетной бумаги — животное может ею подавиться. Почему мы всегда торчим в машине? Когда ты в автомобиле, зверь воспринимает тебя как неодушевлённый предмет (им, собственно, и является джип): он не понимает, что в кабине может кто-то находиться. Именно поэтому, даже в открытой «тачке» ты в безопасности. Палатка, как ни странно, тоже защита: разодрать её льву раз плюнуть, но он такого не сделает. Ему нужна открытая добыча, а не нечто непонятное с виду. Как я слышал, в холодных краях самый опасный зверь — медведь, он запросто залезет вовнутрь палатки, особенно если у туриста есть с собой шоколад. Но лев с леопардом и буйволы сладким не интересуются: главное, всегда застёгивай вход в палатку. Мошкара и мухи жрут не хуже льва.

Носорог с телохранителем

О факте, что вокруг нас не зоопарк, напоминают разбросанные по саванне скелеты и кости. Вот валяется череп со здоровенными рогами: прайд львов задавил отбившегося от стада старого буйвола. А там вообще целое кладбище ребёр и остатков полосатых шкур — львицы стаскивают в канаву зебр. Даже между травоядными существует жёсткое соперничество — под одним из деревьев лежит скелет жирафа, убитого в схватке между самцами. Дерутся и антилопы куду, иногда выясняют отношения слоны и бегемоты. Мне случайно довелось увидеть, как явился за добычей леопард, ранее прикончивший антилопу-импалу. Пятнистый «котик» затащил тушу на дерево и принялся «очищать»: это лев ест добычу с костями, а леопард эстет — он предпочитает филе. Тут же слетелись стервятники, терпеливо ожидая, останется ли им что-то на завтрак. Настоящий животный мир и ощущение — звери видят людей в машинах, но попросту их игнорируют. 

Рейнджеры и полиция неспроста патрулируют парк Чобе — сюда регулярно пытаются проникать браконьеры, выполняя заказы… богатых жителей Китая, готовых платить миллионы долларов за рог носорога и лапы леопарда, используемые как снадобье в традиционной китайской медицине. Семь редчайших белых носорогов, оставшихся в Ботсване, перемещены в дальний уголок Чобе: их охраняют снайперы и пулемётчики.

… В результате строгих мер по сохранению популяции животных расплодилось дикое количество: Ботсвана уже думает о выдаче охотничьих лицензий — слоны, буйволы, жирафы и антилопы слопали тонны травы и объели столько деревьев, что в саванне серьёзно пострадала растительность и экологическая система. Хищники совершенно обленились — еды для них полно, лапой махни — не глядя десяток зебр уложишь. 

Смена рейнджера закончилась, мне хочется подойти к воде и смыть с лица красную пыль саванны, но эту мысль отбивает высунувшийся из воды крокодил. На Земле осталось не так и много мест, где сохраняется в своём буйстве дикая природа — пусть и под охраной снайперов, как в Ботсване. По крайней мере, теперь я знаю, как выжить, заблудившись в Африке. Надо следовать за буйволами, и найдёшь воду, а у леопарда легко стянуть остатки антилопы — тот всегда уходит звать на обед сородичей. Правда, не знаю, насколько мне пригодится это в Москве.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Comments links could be nofollow free.