Глава издательства «Просвещение»: запас знаний нужно постоянно пополнять

Какие учебники и учителя нужны современной школе? О темах, связанных с образованием, главный редактор «АиФ» Игорь Черняк поговорил с президентом издательства «Просвещение» Владимиром Узуном.

Игорь Черняк, «АиФ»: Владимир Ильич, по итогам 2017 года «Просвещение» вновь подтвердило свое первенство среди издательств — выпущено свыше 100 млн экземпляров учебной литературы. Дело идет к монополизации рынка учебников? Не опасна ли безальтернативность?

Владимир Узун: Начнем с того, что на рынке учебной литературы сегодня присутствуют различные издательства. И наши нынешние показатели вовсе не такие поразительные, как может показаться. Для сравнения — к 1990 году общий объем выпуска единственного тогда издательства «Просвещение», печатавшего учебники, составлял более 240 млн. экземпляров в год. Мы постепенно и поступательно восстанавливаем утраченные за последние двадцать с лишним лет позиции.

Но не стоит забывать, что учебная литература — это не только учебники, но и различные учебные пособия. В Советском Союзе не хватало полиграфических мощностей и бумаги, поэтому печатались только самые необходимые учебные издания, обеспечивающие основной учебный план, а дополнительных материалов, пособий для внеурочной деятельности не хватало. Дети не всегда были обеспечены, например, пособиями на лето. А это, между прочим, очень важная часть учебного процесса: известно, что за лето забывается до 25% изученного.

В школах конкретного региона необходимо изучать географию и историю не только всей России, но и своего региона. И учебников, где такое содержание отражено, пока очень мало.

Владимир Узун

Что касается монополизации и безальтернативности. Говорить об этом точно не стоит, потому что «Просвещение» сегодня обеспечивает примерно треть объема учебников, входящих в Федеральный перечень учебников, утверждаемый Минобрнауки России. Оставшиеся две трети выпускают другие издательства.

А вот проблема, которую, на мой взгляд, стоит обсудить, — это дефицит региональных учебников. Дело в том, что образовательные стандарты предусматривают достижение образовательных результатов на основе, в том числе, учебного материала, имеющего региональную специфику. Например, в школах конкретного региона необходимо изучать географию и историю не только всей России, но и своего региона. И учебников, где такое содержание отражено, пока очень мало. Мы стараемся восполнять этот дефицит. В частности, нами разработан специальный учебно-методический комплект по английскому языку для московских учеников, пользующийся большой популярностью. В нем иностранный язык изучается на материале нашей столицы — ее истории, памятных мест, древней и современной архитектуры. И эти учебники полностью соответствуют федеральным стандартам, позволяя учебному процессу выйти за пределы школьных стен. Аналогичные учебники, возможно, появятся и в других регионах — на их оригинальном материале.

На одной параллели. Учителя — за создание единого учебника по географии

«Просвещением» также выпускаются пособия и на языках малочисленных народов Сибири, Крайнего Севера, Дальнего Востока, различных национальностей, населяющих нашу страну. Но они пока не в полном объеме обеспечивают существующую потребность. Поэтому мы разрабатываем, издаем и такие учебники.

Есть еще такое направление в издательской деятельности «Просвещения», как учебники для детей с ограниченными возможностями здоровья, в том числе для слабовидящих детей. Кстати, последний вид учебников — с укрупненными картинками и шрифтом — пользуется повышенной популярностью. Мы не прекращаем эту работу, которую из-за низкой рентабельности не берут другие издательства.

Важно знать, что согласно федеральному закону «Об образовании в Российской Федерации» ученики должны получать все учебники из библиотечного фонда своих школ бесплатно!

Владимир Узун

— Многие наши читатели жалуются: учебники, рабочие тетради, пособия для внеклассной работы стоят очень дорого. У вас есть идеи, как понижать эту стоимость, особенно сейчас, во время кризиса, когда люди получают не так много, как хотелось бы?

— Это вопрос мне задают во всех регионах нашей страны. Но важно знать, что согласно федеральному закону «Об образовании в Российской Федерации» ученики должны получать все учебники из библиотечного фонда своих школ бесплатно! При этом сегодня в самых разных регионах и педагоги, и родители, и представители общественности пытаются добиться, чтобы школы получили право приобретать для своих учеников дополнительные пособия и чтобы ученики также пользовались ими бесплатно.

Школьный шопинг. Сколько стоит собрать ребёнка к учебному году

Пока родители в большинстве случаев сами покупают для своих детей рабочие тетради или пособия для внеклассной работы, некоторые покупают дополнительно и учебники по рекомендациям учителей. И если на них растет цена, то это вопрос не к «Просвещению», а к торговым компаниям, торговым операторам, механизм ценообразования у которых, мягко говоря, непрозрачен. В нашем интернет-магазине учебник может стоить 300 рублей, без накруток и переплат, а, скажем, в регионе — тысячу.

— Какая значительная разница!

— И это проблема не только родителей, которые покупают учебники втридорога, но и школьных бюджетов. Исключение, о котором хотел бы сказать, — Москва. Здесь механизм обеспечения школ учебниками организован так, что закупать их по завышенным ценам в принципе невозможно.

Учебник дает фундаментальные, но пассивные знания, а рабочие тетради, тренажеры формируют активные навыки, и в совокупности получается полноценное образование.

Владимир Узун

— Впору распространить и пропагандировать опыт Москвы, да?

— Да, это целесообразно, но решить эту проблему непросто. В отсутствии прозрачного и понятного механизма обеспечения школ случались ситуации, когда накануне 1 сентября выяснялось, что учебники в школы не завезли и нужно срочно решать проблему. Конечно, мы помогаем в таких случаях, но разве это разумное ведение государственного хозяйства?

— Многие родители не видят пользы в рабочих тетрадях: мол, мы учились по копеечным тетрадкам в клеточку-линеечку и хорошо выучились. Зачем тратить лишние деньги?

— В начале 2010-х годов в стране были приняты новые стандарты школьного образования, в основе которых — вариативность, возможность выбора индивидуальной траектории обучения для каждого ребенка. Чтобы обеспечить такую образовательную индивидуальность, «клеточкой-линеечкой» не обойдешься. Учебник дает фундаментальные, но пассивные знания, а рабочие тетради, тренажеры формируют активные навыки, и в совокупности получается полноценное образование.

Такой подход — требование современности, быстрого и активно меняющихся условий обучения, диктуемых XXI веком. Его использование дает свои плоды, и доказательство тому — опять же, Москва, которая начала применять дополнительные комплекты одной из первых. И в последние годы значительно выросло число выпускников московских школ, поступающих на бюджетные места в лучшие вузы Москвы, прежде всего инженерные, как, например, Физтех, и медицинские, как Медицинский университет имени Сеченова. Сильно увеличилось число москвичей — победителей Всероссийской олимпиады школьников. Конечно, это результат комплекса мер по развитию столичной системы образования, но важную роль в нем играет внедрение новых методик, новых технологий и новых образовательных продуктов.

Предубеждения против ЕГЭ уже нет у учеников, пропало оно у учителей, и противниками остаются разве что некоторые родители, которые сами ЕГЭ не сдавали.

Владимир Узун

— В школах страны активно развивается проект «Я сдам ЕГЭ», одним из инициаторов которого выступило ваше издательство. Но в адрес ЕГЭ много разных высказываний, как положительных, так и отрицательных. Как вы считаете, такой способ оценки знаний нужен современному обществу?

— Главное — что оценка знаний нужна в принципе, и она должна быть объективной, независимой, единой для всех. Вопрос не в ЕГЭ как таковом, а в содержании экзамена. Должны проводиться стандартные стабильные экзамены, и в этом смысле ЕГЭ полезен на 100%. Предубеждения против ЕГЭ уже нет у учеников, пропало оно и у учителей, а противниками остаются разве что некоторые родители, которые сами ЕГЭ не сдавали.

Что за инициатива с отменой ЕГЭ?

Еще нужна постоянная проверка качества школьного обучения с 1 по 11 класс, чтобы ЕГЭ не стал единственным репрезентативным показателем. Поэтому к ЕГЭ и ГИА, которая проводится в 9 классе, добавлены всероссийские проверочные работы (ВПР), которые начинаются с 4 класса. Полагаю, в ближайшее время будет завершен процесс создания полной системы диагностики уровня подготовки детей. И она будет восприниматься как логическая последовательная оценка знаний на протяжении всего срока обучения ребенка и станет привычной.

— Я сам часто слышу вопрос, когда умрет бумажная пресса? А у учебников тоже недолгий век? Ведь уже есть электронные версии. Как вы считаете, когда победят электронные варианты и победят ли они вообще? Откажемся мы от бумажных учебников в ближайшей перспективе или они всегда будут существовать параллельно?

— В XXI веке, в эпоху четвертой промышленной революции, сложно давать долгосрочные прогнозы — это рискованно для профессиональной репутации.

Но лично я думаю, что минимум в ближайшие 8-10 лет существовать будут и учебники, и цифровые продукты. Технологии предоставляют выбор, и потребитель им непременно воспользуется.

Но мы должны также понимать и учитывать иные аспекты интернатизации и цифровизации. Мировая Сеть принесла детям, помимо возможности получать дополнительные знания, доступ к опасному контенту. И не стоит преуменьшать его роль в ситуациях, когда, например, подростки нападают на учителей или своих одноклассников. Вдумчивые родители запрещают своим детям бесконтрольно использовать гаджеты, и я отчасти понимаю тех, кто призывает дозировать, а то и ограничивать доступ детей к интернету. И в России, и в других странах школьников оберегают от небезопасного контента. Есть пока еще основательно не изученные различные аспекты влияния гаджетов на детскую психику, есть проблемы, идущие от бесконтрольного влияния Сети.

Сегодня роль учителя изменилась: мало уже просто давать предметные знания, нужно уметь обращаться с огромным потоком информации, ориентировать ребенка на дальнейшее развитие и после школы, и самое важное — нужно научить ребенка учиться постоянно.

Владимир Узун

— И все же современные дети — «гаджетозависимые». Что следует делать хорошему педагогу: пытаться войти за ребенком в его электронный мир или вытаскивать его оттуда?

— Педагог просто обязан войти в этот мир, и это новые навыки, новые компетенции учителей XXI века — стать партнером ребенка, его навигатором в мире информации. Закрыть интернет-мир невозможно и не нужно. Средний возраст учителя в России — 50 лет. Понятно, что ему осваивать новое непросто, но это необходимо!

Учитель года в Москве: Я должен «гуглить» знания лучше, чем ученики

Только поняв интересы и устремления современного ребенка, освоив не хуже него возможности, которые предоставляют современные технологии, он сможет стать для него настоящим авторитетом. Сегодня роль учителя изменилась: мало уже просто давать предметные знания, нужно уметь обращаться с огромным потоком информации, ориентировать ребенка на дальнейшее развитие и после школы, и самое важное — нужно научить ребенка учиться постоянно. Мир меняется с такой скоростью, что прожить с одним запасом знаний всю жизнь уже невозможно, их надо постоянно пополнять.

По массовости профессия учителя занимает третье место в России после шоферов и продавцов. 2,8% населения страны — учителя. Федеральные стандарты едины для всех, а вот качество подготовки учителей — разное. У нас 15 миллионов школьников, и, к сожалению, не каждому везет с учителями по всем предметам. Бывает и так, что учитель не в состоянии дать основы знаний, подготовить ребенка к успешной сдаче ЕГЭ, к дальнейшей самостоятельной жизни.

Без фундаментальных базовых знаний человеку в жизни не обойтись; с другой стороны, без современных навыков он тоже никуда не пробьется.

Владимир Узун

Поэтому мы много работаем с учителями, открыли для них «Академию Просвещение». Ее Совет директоров возглавил Владимир Мау, ректор РАНХиГС. В программе Академии несколько сотен учебных модулей программ, которые позволяют совершенствовать профессиональный уровень, развивать необходимые профессиональные компетенции педагогов, руководителей школ. Стране нужен учитель совершенно другого класса, другого уровня, и мы стараемся помочь ему стать таковым.

Ректор МГУ: «Мы заменили фундаментальное образование «компетенциями»

— Какой путь правилен для школы и для вузов? Важно дать глубокие фундаментальные знания? Или надо ориентировать на профессию в первую очередь?

— Думаю, нужно уметь найти баланс. Без фундаментальных базовых знаний человеку в жизни не обойтись; с другой стороны, без современных навыков он тоже никуда не пробьется. Например, важны такие навыки, которые сегодня востребованы на рынке труда, — умение работать в команде, готовность быстро приспособиться к меняющейся ситуации, умение креативно мыслить. Это все, как ни странно, закладывается в 3-4 года, то есть вы сможете выучить наскоком физику в 10-м классе, но если у вас ранее не сформировались «навыки XXI века», то наверстать упущенное очень сложно. Обучать детей мы должны начинать уже в более раннем возрасте.

— Позиция Минобрнауки — сокращение вариативности линеек учебников по разным предметам. А сколько надо, чтобы был выбор, но не утонули в разнообразии?

— В СССР большинство школьников учились по так называемой стабильной линейке учебников. И, судя по результатам, неплохо учились. 

Но и в те времена были еще три разновидности линеек: апробационная, в которой учитывались предстоящие изменения в учебном плане, экспериментальная — для продвинутых педагогов; и для углубленного изучения предмета. А сегодня только наше издательство выпускает по некоторым предметам несколько линеек. Это удобно творческим учителям, потому что они собирают, например, конструктор урока из 3-4 различных изданий и дают результат. Но все же я соглашусь с Минобрнауки в том, что 2 тысячи наименований — это многовато.

Помимо учебника, творческий учитель может использовать на своих уроках и другие книги, в том числе учебные пособия, материалы из интернета, результаты исследований, многое другое. Учебник — это путеводитель. Но особо хочу подчеркнуть, в достижении образовательных результатов ключевую роль по-прежнему играет учитель.

Наши издания жестко контролируются регуляторами, и весь контент, каждую букву, каждую цифру подвергают серьезным проверкам.

Владимир Узун

— Вы говорите, что для современного человека образование должно быть постоянным. Что в связи с этим делает издательство «Просвещение», будут ли учебники для пенсионеров, для младенцев?

— Совет директоров в стратегии по развитию компании до 2025 года действительно обозначил такой путь, как создание учебников, в том числе и для представителей, как сейчас говорят, «серебряного возраста». У пожилых людей в связи с развитием технологий появляется больше свободного времени — возможно, и потому, что они меньше стали сидеть в очередях к врачам или по мере освоения услуг, которые предоставляет компьютер. Например, с прошлого года в Москве более 3 тысяч пенсионеров записались на обучение в рамках проекта «Серебряный университет» на базе Московского городского педуниверситета. Такие процессы идут и в регионах.

Студент в 55. В «Серебряном университете» пенсионеров будут учить бесплатно

Учебники для младенцев мы, конечно же, не собираемся выпускать, но учебные пособия для детей дошкольного возраста издательство выпускает самые разные, это одно из приоритетных направлений нашего развития. Точно так же мы вкладываем силы в развитие дополнительного образования, в том числе для взрослых. Есть условия, чтобы учиться можно было в любом возрасте!

— Ваше издательство, наряду с другими, ведет активную борьбу против контрафакта: есть специальный раздел на сайте, книги снабжаются защитными голограммами, проводится совместная работа с правоохранительными органами. Зачем? Чтобы не терять прибыль?

— От контрафакта наши финансовые потери не велики: около 2% прибыли. Но это явление негативно в первую очередь для потребителей: родителей и детей. Наши издания жестко контролируются регуляторами, и весь контент, каждую букву, каждую цифру подвергают серьезным проверкам. Особые требования к изданиям по санитарно-гигиеническим стандартам. А контрафакт делают в первую очередь для получения легкой прибыли. Отсюда нередко низкое качество этих «изданий», которое вредит здоровью детей.

Есть и другой аспект, когда не очень добросовестные издатели используют узнаваемые обложки, оформление учебников и пособий «Просвещения» для продвижения своей продукции. Здесь мы очень жестко стоим на позициях защиты нашей интеллектуальной собственности.

А бывают случаи, когда горе-дельцы выпускают устаревшие материалы, выдавая их под нашей маркой, например, для подготовки к ЕГЭ, с фактическими ошибками и опечатками. Мы каждый год к началу сезона госэкзаменов выпускаем материалы для подготовки к ним, основанные на актуальных данных Рособрнадзора. А мошенники калькируют прошлогодние материалы, и их пособия появляются раньше, чем наши, основанные на официальных обновленных данных. Родители, не разобравшись, покупают фальшивку, дети готовятся по ней и делают ошибки. Естественно, претензии предъявляют нам. Такие репутационные издержки — серьезная проблема.

Поэтому мы по всем случаям сначала предупредили о том, что готовы к жестким мерам по отношению к такого рода дельцам. Год подождали, а сейчас вошли в стадию уже юридических наказаний. Наше издательство стремится к цивилизованным правилам развития рынка учебной литературы и пресекает такие противозаконные действия.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Comments links could be nofollow free.