Архипелаг Пионерлаг. Летний детский отдых глазами журналистов АиФ.ru

Шокирующие откровения наших репортеров о тайнах советских и постсоветских детских здравниц — в материале АиФ.ru

С завершением учебного года и началом лета в нашей стране начинается традиционный период массовой миграции школьников в летние лагеря отдыха.

Явление, появившееся в советские времена, было поставлено под сомнение в 1990-х, но сумело пережить кризис. Сегодня папы и мамы, дедушки и бабушки снова охотно отправляют своих чад в летние лагеря.

Современный детский отдых — тема отдельного разговора.  А на старте летнего сезона-2018 АиФ.ru обратился к своим журналистам, предложив им рассказать о том, как они сами отдыхали в пионерских лагерях.

Игорь, 48 лет: «Вожатые были продвинутые. Заставляли слушать ABBA и Boney M»

Это был небольшой городок, а пионерских лагерей имелось два: по числу градообразующих, как сейчас говорят, заводов. Недалеко был еще один лагерь, от какого-то предприятия областного центра, но это была терра инкогнита, на которую забредали только самые смелые и отчаянные. Впрочем, само наличие пионерлагерей было не слишком понятно. Да, там был сосновый лес, а рядом текла река, но то же самое можно было сказать и про весь город, который можно было пересечь пешком минут за пятнадцать, если не торопиться. Истинная же цель этого мероприятия становилась понятной только через годы, когда до повзрослевших мозгов доходило, что родители совершенно справедливо опасались буйной вольницы подрастающего поколения и стремились хотя бы на 30 дней, одну смену, запихнуть своих детей в эти лагеря. Там детей кормили, поили, развлекали, давали купаться в речке и заниматься в различных кружках, а еще за ними присматривали вожатые: сами, конечно, недавние школьники, но уже с определенным чувством ответственности. В вожатые шли студенты педагогического института, и им это тоже было выгодно: практика засчитывалась, а еще и кормили.

Родом из СССР. Невыдуманные истории из пионерского детства

Школьникам же лагеря часто были поперек горла. Они только что честно отсидели очередной учебный год, а им предлагалось еще на месяц продлить учебные будни, только без уроков и без домашних заданий, но на ограниченной забором площади. Примиряла близость дома (родители приезжали каждые выходные и привозили разные вкусности), а также наличие друзей и знакомых: в конце концов, все учились в одних школах и друг друга знали хотя бы шапочно. Недовольство вызывала только пионерская обязаловка, но и ее было не то чтобы много: парадная форма на открытие-закрытие, красные галстуки и красные флаги отрядов. Но больших революционных праздников летом не было, так что никакой политической работы никто не проводил.

Ну и дискотеки. Оценить их прелесть в десять-двенадцать (да даже и в четырнадцать) сложно, но с высоты сегодняшнего опыта можно сказать, что вожатые были продвинутые. Они заставляли — действительно заставляли — подопечных слушать треки ABBA и Boney M, другие странные западные группы, со временем ставшие неувядаемой классикой, а также то, что было популярно и внутри СССР того времени, то есть «Землян» или «Круиз» с их «Каскадерами», «Травой у дома» или «Сказкой». Малолетние пионеры своего счастья не понимали, но тут работала подкорка. Жаль, что данные назад она выдавала с запозданием.

Евгения, 45 лет: «Мы вместе прошли весь путь от 8-го до 1-го отряда»

Мое пионерское детство пришлось на спокойные восьмидесятые, когда в ходу еще были ежедневные  линейки с поднятием и опусканием флага, смотры строя и песни, военно-патриотическая игра «Зарница», «праздник Нептуна» на реке Пахре (а не в безопасном бассейне, который построили позже).

Я побывала в разных пионерских лагерях, но любимым всегда был п/л «Дружба» недалеко от поселка Володарского на юго-востоке Московской области. Там из года в год была своя тусовка, мы вместе прошли весь путь от 8-го до 1-го отряда.

Что запомнилось больше всего… Наверное, бесконечные «казаки-разбойники». Мы знали все самые потаенные и укромные места в лагере, каждый куст, за которым можно спрятаться, каждое дерево, на которое можно залезть, все подвалы, бойлерные, углы и закоулки. Весь лагерь был исчерчен меловыми стрелками, а по дорожкам проносились стайки ребят, останавливаясь на секунду попить из бьющих из-под земли фонтанчиков.

Еще запомнились ночные вылазки в соседние лагеря, стоящие с нашим забор в забор. В «Чайке» было много старых яблонь, мы «затаривались» недозрелыми зелеными яблочками, треская их с утра до вечера. И, представьте, никаких последствий вроде расстройства желудка это не имело. В соседских «Кострах» было много клумб с розами и другими красивыми цветами. Не знаю, зачем они нам были нужны, наверное, лишь ради спортивного азарта. Уж больно увлекательно было перелезть ночью  через забор, и крадучись, шарахаясь от собственных теней, притащить в свой лагерь охапки цветов.

Одним из самых сильных впечатлений стала игра «Зарница». По сценарию «диверсанты» из 1-го отряда крали лагерный флаг, который все остальные отряды должны были найти и вернуть. Упоительно было пришивать к футболке погоны в  тихий час накрепко, чтобы если рвали, так помучились, ждать начала игры и слышать ровно в 16 часов громкий вой сирены, возвещающий, что флаг украден и игра началась.

Ну и, конечно же, дискотеки, альфа и омега личной жизни пионеров. Всегда был мальчик, который очень нравился, и очень волнительно было ждать, — «пригласит — не пригласит» — делая вид, что тебе совершенно все равно. А потом — танцевать медленный танец под «Листья жгут» или быстрый — под новенький хит «You're My Heart, You're My Soul».

Даже сейчас, много лет спустя, я помню, как звали всех моих друзей, в какой цвет был покрашен корпус каждого отряда, какие пионеры-герои были на портретах на центральной аллее.

Андрей, 42 года: «Самое сексуальное, что делали мы, — это мазали друг друга зубной пастой»

Я от летних лагерей не был в восторге. Парнем я был городским, и деревенская романтика подмосковных лагерей меня не прельщала. А попытки мамы отправить меня в пионерскую здравницу в Анапу вызывали искреннее непонимание: зачем, если у нас бабушка на берегу Каспийского моря живет? Но в итоге в лагерь я съездил, причем дважды. Оба раза был в спортотряде. Это давало некоторые привилегии: например, на дискотеке мы оставались до самого конца вместе со старшим отрядом.

Помимо тренировок, руководители очень заботились о нашем культурном развитии. Благодаря этому, я с ребятами побывал на экскурсиях во Владимире, Суздале, Гороховце. Запомнился роскошный обед в Суздале, в ресторане, который, если не ошибаюсь, назывался «Монастырская трапеза». Нас кормили, как иностранных туристов.

В самом лагере нам тоже не давали скучать: самодеятельные концерты, «День индейца», кино каждый вечер. А во вторую поездку, это было в 1989 году, через день привозили видеомагнитофон. Так я впервые увидел «Чужих», «Робота-полицейского» и еще целый ряд блокбастеров Голливуда. Все это сочеталось с утренними линейками в пионерских галстуках.

Тем, у кого день рождения приходился на смену в лагере, доверяли поднятие флага. К этому относились серьезно, как к большой чести. Мне такая возможность выпала, и ребята смотрели с завистью.

И, конечно, пионерлагерь у юношей и девушек от 13 и старше будил первые сексуальные переживания. Нет, ничего такого не происходило: мальчики ходили по ночам к девочкам, а девочки — к мальчикам. Приходили, рассказывали анекдоты, играли в карты. Вожатые такие «походы» запрещали, и нам казалось, что мы занимаемся чем-то невероятно «взрослым». Но «взрослым» в своих домиках занимались только вожатые, а самое сексуальное, что делали мы, — это мазали друг друга зубной пастой в «Королевскую ночь».

Анна, 34 года: «Незабываемые „Руки вверх“ — романтика того времени»

В 13 лет я была в лагере на берегу Байкала. Было весело, без особых зарниц и поднятий флага по утрам, но с обязательным умыванием из традиционных рукомойников. Жили мы в маленьких домиках, в которых помещалось ровно две кровати и небольшой проход между ними. Но мы умудрялись в такой домик поместиться в количестве 13 человек: специально засекали и тестировали, сколько нас туда влезет. Именно там были песни под гитару, обмен дневниками и т. д.

Погода на Байкале непредсказуемая, так что днем мы ходили в шортах и майках, а спали в наших «курятниках» (так мы называли домики свои) в джинсах, кофтах и даже куртках, потому что по ночам было свежо.

Самым ярким воспоминанием остается поход по Кругобайкальской железной дороге. Там по небольшой колее мы так весело прошлись, разводили костры и сами варили в ведре кашу, как сейчас помню, из пшенки со сгущенкой.

«Королевская ночь» и незабываемые «Руки вверх» — романтика того времени осталась навсегда в памяти.

Как вернуть пионерское детство?

Галина, 33 года: «От ледяной воды просыпались сразу же»

В детские лагеря меня отправляли в конце девяностых, когда маме или папе удавалось получить путевку на работе. Лагерь находился недалеко от города, но все же первый раз остаться одной было немного страшно.

В первый год в мою сумку мама сложила очень много одежды, большая часть которой, конечно же, не пригодилась. Не хватило теплых вещей: искупаться в ту первую смену не получилось ни разу. Чаще всего одежда состояла из джинсов, теплой кофты или куртки.

Особые воспоминания, наверное, на всю жизнь остались от утренних подъемов. В умывальниках никогда не было горячей воды, даже теплой. Поэтому все, кто ходил перед завтраком умываться, от ледяной воды просыпались сразу же.

Я отправлялась в лагерь не просто так, а с детским танцевальным коллективом, в котором я тогда занималась. Поэтому были бесконечные тренировки, репетиции, выступления. В те несколько смен, наверное, никто не участвовал в творческой жизни лагеря больше, чем мы.

Надежда, 28 лет: «Мы срывали друг с друга нашитые бутафорские погоны»

Я отдыхала в 2002 и 2003 годах, спустя много лет после развала СССР. Но наш лагерь имени партизана Володи Дубинина придерживался советских традиций. Одна из них — военно-спортивная игра «Зарница». Она осталась в голове чуть ли не самым ярким воспоминанием детства. Несколько отрядов делились на подразделения, переодевались в специальную форму и охотились за заветным флагом. В процессе мы срывали друг с друга нашитые бутафорские погоны, прятались в вырытых окопах, состязались в конкурсах.  А в конце дня нас ждал фейерверк, торжественная линейка и парадный марш под баян с исполнением военных песен. До сих пор помню, как горланили «Катюшу» и «Через две, через две зимы отслужу как надо и вернусь».

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Comments links could be nofollow free.